19:16 

"Так скучно..." Лавлен

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
Название: «Так скучно…»
Автор: minerva13
Бета: aleks-neko
Фендом: D.Gray-man
Пейринг: Лавлен, Юллен (со стороны Канды)
Рейтинг: PG-13
Жанр: Драма
Дисклеймер: этот мир придуман не мной (с.)
Предупреждение: ООС
От автора: Огромное спасибо моей дорогой бете за то, что возилась с сим произведением и помогла превратить его во что-то читаемое!


Это была одна из самых странных миссий, которую они когда-либо получали. Сначала пришлось долго добираться до богом забытой деревушки на севере. И если первая часть путешествия прошла на поезде и на пароходе, то вторая полностью ушла на «пешую прогулку» от портового городка до пункта назначения. Ледяной, пронизывающий до костей, ветер и непрекращающийся снег только добавили экзорцистам неприятностей, которых им и так хватало – дорога до деревни проходила через густой лес, в некоторых уголках которого не ступала даже лапа животного. Но ни Лави, ни Аллен не теряли времени даром: Уолкер сыпал историями времен ученичества у Кросса, а будущий Историк мог часами рассказывать пошловатые анекдоты, то и дело, вгоняя в краску младшего товарища. Но когда они добрались до места назначения, им стало не до смеха.
Половина деревни представляла собой пепелище, а уцелевшие после пожара дома были пусты, но самое страшное ожидало экзорцистов на главной площади: следы сражений, огромные воронки от снарядов Акума, одежда оставшаяся от людей, подвергшихся воздействию их яда, и тела. Десятки тел местных жителей. Все они были убиты, и сделали это явно не Акума. Аллен с ужасом смотрел на мертвых. Возле полуразрушенного дома лежал юноша лет четырнадцати с неестественно изогнутой шеей, недалеко от него мужчина средних лет с кухонным ножом в сердце, чуть дальше старик с пробитой головой, в руках у него Уолкер заметил ружьё, а в паре десятков шагов от стрелка лежали тела нескольких жителей, очевидно, погибших от пуль. Среди них была и маленькая девочка шести или семи лет, чьи волосы были такого же ярко-рыжего цвета, как и у её убийцы, что позволило догадаться о их безусловном родстве.
– Они убили друг друга, – почти шепотом произнес Уолкер. – Почему? Зачем?
Окинув цепким взглядом площадь, Лави быстро составил примерную картину случившегося: скорее всего кто-то из местных жителей нашёл осколок и принёс в деревню, куда за ним пришли и Акума, которые, скорее всего, и уничтожили большую часть населения. Но наличие железных обломков говорило о том, что по какой-то причине, а книжник решил, что из-за Чистой Силы, им надоело стрелять, в людей и тогда началось сражение уже в рядах монстров. Что-что, а уничтожать Акума умеют, поэтому Лави не побоялся предположить, что уцелеть смогли немногие из творений Графа, может даже ни одно. И судя по всему, оставшиеся в живых жители деревни тоже не смогли сохранить мир и, уподобившись животным, начали убивать друг друга. Почему? Будущий Историк подумал, что опять же из-за силы осколка, который мог увидеть в них угрозу своей безопасности, когда напуганные люди решили уничтожить странный кристалл, принёсший горе в их дома, или же пережившие ад жители просто сошли с ума и уже не знали, что творили. Точного ответа на этот вопрос он не знал. Из размышлений его вывел тихий всхлип со стороны Уолкера, и Лави понял, что нельзя терять не минуты, надо действовать. Он подошел к другу и заглянул в большие серые глаза, полные слез.
– Аллен,– позвал он друга, заставляя оторвать взгляд от мертвых. – Давай поищем выживших, может быть кто-то уцелел?
Уолкер молча кивнул, и оба экзорциста ушли с площади для поисков. Примерно через полчаса они все-таки нашли единственного живого человека, местного кузнеца. Мужчина сидел в своей мастерской, забившись в угол и сжимая что-то в руках. На его теле было множество ран, которые не переставая кровоточили от беспорядочных движений, от чего вся одежда была в крови, но мужчина словно не замечал этого, всё его внимание было сосредоточено на предмете, который был в руках. Когда Лави решил подойти к нему, тот тяжело встал на ноги, заведя одну руку за спину, а другой схватил молот, лежавший возле него на полу.
– Не подходите! – закричал хриплым голосом мужчина. – Вам тоже нужен он?
Экзорцисты обменялись вопросительными взглядами.
– Не прикидывайтесь, – продолжил кузнец. – Вам всем нужен мой камень! Даже тем железным штукам с пушками! Они хотели забрать его себе!
Аллен взглянул на Лави. Они подумали об одном и том же: Акума действительно были здесь, а значит то, что прячет этот человек за спиной не что иное, как осколок Чистой силы.
– Они ушли, – решил успокоить кузнеца Уолкер. Его глаз молчал, а значит, поблизости действительно не было акум. – Эти чудовища исчезли.
Мужчина дико оскалился.
– Они не ушли, – уже тихо ответил он. – Они уничтожили друг друга! Так же как и эти все глупцы. Они все мертвы! Все!
Мужчина засмеялся, и безумие в его глазах стало очевидным.
Аллен растеряно смотрел на человека перед собой, точнее на то, что от него осталось, жалость к мужчине душила его изнутри, он должен ему помочь. Но что делать в этой ситуации, экзорцист не знал – не сражаться же с ним! Вдруг смех превратился в хрип, и мужчина, выронив из рук молот и привалившись к стене, сполз на пол. Из последних сил он прижал руку с осколком к груди и умер.
– Что случилось? – растерялся Аллен.
– Похоже, сердце не выдержало, – спокойно ответил Лави, подходя к мертвому телу. Наклонившись, он раскрыл еще теплую ладонь и забрал лежавшую в ней Чистую силу. – Пора уходить. Здесь нам делать больше нечего. Надо сообщить в главное подразделение.
– Подожди, – Уолкер продолжал растерянно поглядывать на покойного кузнеца. – Мы не можем оставить всё как есть. Эти люди ни в чём не виноваты. Мы обязаны похоронить их.
Книжник задумчиво покосился на младшего товарища. Понять о чём думает Лави, Уолкер не мог, да и не особо хотел: сейчас его мучило чувство вины за то, что они не оказались здесь раньше, что не успели предотвратить страшную трагедию и теперь собираются уйти, оставив горы тел на растерзание диким зверям.
– Земля здесь мерзлая, – наконец заговорил экзорцист, – мы не сможем выкопать столько могил, и даже если бы она была мягкой, все равно не смогли бы, – продолжал рассуждать Лави отстраненно. – Думаю, мы поступим по-другому.

Аллен сильнее укутался в плащ и с грустью посмотрел на деревню. Уцелевшие дома были уже объяты пламенем, скоро огонь доберется и до мёртвых тел на площади. Пусть это и мало походило на погребальный костёр, но другого варианта похоронить людей у экзорцистов не было. Хоть так мёртвые получат последнее утешение.
– Идём? – вырвал из раздумий голос Лави.
– Идём, – подтвердил Аллен, и товарищи отправились в обратный путь.
Дорога до портового города показалась друзьям настоящим адом. Никаких шуток, смеха и веселья, только гнетущее молчание и вой ветра в ушах. Лави пытался разговорить младшего экзорциста, но Аллен упорно молчал, грызя себя изнутри упрёками и позволяя чувству вины полностью захватить своё сознание. В таком состоянии Уолкер оставался даже после того, как они добрались до города, где им сообщили, что из-за плохих погодных условий пароход сможет отплыть только через несколько дней. В местной гостинице как раз оставалась одна свободная комната, где экзорцисты решили остановиться и переждать непогоду.
Целый день они провели в номере. Лави то и дело начинал говорить о чём-то, но Аллен никак не реагировал, просто сидел на подоконнике и грустно смотрел на улицу, где не спеша текла жизнь.
Когда Книжник-младший проснулся на следующее утро, он увидел товарища точно в таком же положении, что и вчера. Так больше продолжаться не могло, и он заставил Уолкера говорить с ним. И стоило первому слову сорваться с губ Аллена, и его словно отпустило: эмоции, что последние дни копились внутри, вырвались наружу. Он плакал, кричал, шептал, снова плакал и всё повторял, что это их вина, они не спасли этих людей, они опоздали. А Лави молча слушал, понимая, что другу необходимо выговориться, и он дал ему такую возможность. Через какое-то время Уолкер успокоился.
– Спасибо, Лави, – тихо произнес он, и книжник вздохнул с облегчением, у него получилось. Но столь чудесный момент был испорчен урчанием желудка вечно голодного товарища.
– Ой! – виновато смутился Аллен.
И они оба тут же рассмеялись.

Прошло ещё два дня. Аллен почти пришёл в себя. Они снова шутили, рассказывали всякие небылицы, придумывали новые способы достать Канду, и просчитывали пути отступления для того, чтобы избежать справедливого возмездия. Всё как будто было по-старому, но иногда Уолкер замолкал и вновь устремлял свой взор на улицу, мысленно возвращаясь в злополучную деревню. Такое положение вещей не устраивало Лави.
И вот, в один из таких моментов…

– Аллен, – тихо позвал товарища Лави.
– М? – не отворачиваясь от окна, откликнулся Уолкер.
– Аллен, уже завтра мы уедем отсюда, – так же тихо произнёс Книжник, подходя вплотную к младшему экзорцисту со спины.
– Угу, – отозвался англичанин, продолжая смотреть на улицу, где медленно догорал день.
– А когда вернёмся в Орден, нас снова пошлют на миссию.
– Да.
– Значит, у нас осталось мало времени на отдых, – прошептал Лави, обнимая тонкое тело. Горячее дыхание обожгло шею Аллена.
– Лави?
– Т-с-с, – успокаивающе прошептал будущий Историк и осторожно потянул за кончик красной ленточки на шеи парня, развязывая её. – Терять минуты отдыха на бессмысленное созерцание улицы – это так скучно.
Ненужный предмет одежды упала на пол. Лави быстрым движением руки расстегнул пуговицы идеально выглаженной рубашки англичанина и отправил её вслед за лентой. Аллен вздрогнул – он только сейчас начал осознавать происходящее. Но желание отстраниться исчезло так же быстро, как и появилось. В тёплых объятиях друга он почувствовал необычайное спокойствие, которого ему так не хватало все эти дни. Каждое новое прикосновение дарило столько нежности, что Уолкер неосознанно прижался сильнее спиной к Лави, стремясь получить больше. Почувствовав это, будущий Историк стал действовать увереннее. Лёгкий поцелуй в шею, за ним второй, чуть выше. Аллен шумно вдохнул, когда теплые губы нежно коснулись уха. Лави осторожно втянул мочку и стал медленно поглаживать её языком. Руки тем временем изучали обнажённый торс юноши.
– Лави, – хрипло простонал Уолкер.
Историк не стал отвечать, вместо этого он осторожно развернул Аллена к себе лицом и, положив одну руку на талию, притянул его ближе. Серые глаза растеряно смотрели на Лави, в них читались непонимание, сомнение и страх.
– Не бойся, – прошептал Историк, невесомо проведя пальцем вниз по скуле до подбородка юноши, – я буду осторожен.
Сказав это, Лави приподнял лицо Аллена за подбородок и коснулся мягких губ своими. Уолкер замер не в силах пошевелиться. Рыжий медленно провел языком по нижней губе, осторожно, словно прося разрешения. Немного поколебавшись, Аллен приоткрыл губы, позволяя другу действовать. Чужой язык дразнил его, вовлекал в жаркий танец, страстный и нежный одновременно.
Когда воздуха стало катастрофически не хватать, экзорцисты, тяжело дыша, слегка отстранились друг от друга. Лави посмотрел на Аллена, он был как никогда красив: сбившееся дыхание, румянец на светлой коже, немного припухшие губы и глаза, подернутые дымкой ещё неосознанного, но столь очевидного желания. Тянуть дальше не было смысла. Он снова увлек Уолкера в новый поцелуй более страстный, жёсткий и требовательный. Не разрывая объятий, они начали осторожно двигаться вглубь комнаты, пока не упали на одну из кроватей. По пути Лави успел скинуть с себя часть одежды и теперь, как и Аллен, остался в одних форменных брюках, которые уже стали тесноваты.
Подмяв под себя тонкое, но сильное тело, книжник начал жадно покрывать его поцелуями, спускаясь всё ниже. Дыхание Уолкера становилось всё чаще и тяжелее, он практически перестал контролировать себя.
Нежно подготовив своего партнера, Лави начал медленно двигаться, вызывая у Аллена всхлипы, которые со временем переросли в стоны, а осторожные толчки перешли в резкие и рваные. Каждый толчок отдавался сладкими судорогами по всему телу, и в какой-то момент Аллен громко закричал, выгибаясь в спине и рефлекторно сжимая в себе плоть Лави, заставив того кончить вслед за ним.
Калейдоскоп перед глазами. Бешеный стук сердец. Рваное дыхание. Тишина.

Лави задумчиво смотрел в окно, на снег, неспешно падающий с темного неба, на котором сияли звезды и луна, освещающие спящий город. Рядом, на плече, спал Аллен. Он заснул почти сразу и теперь мирно посапывал, прижавшись к горячему телу своего друга, нежно перебирающего его седые волосы. И в эти минуты Лави хотелось только одного, чтобы эта ночь никогда не кончалась.

Аллен стоял на палубе и тяжело дышал. На пароход они, конечно, опоздали, но благодаря молоту Лави всё же успели сесть до того, как он отплыл достаточно далеко. И вот теперь оба экзорциста, жадно глотая воздух, объясняли потрясенным увиденным морякам, что они обычные пассажиры, а не монстры, упавшие с неба. К счастью, капитан судна подтвердил их слова и лично проводил до каюты и попросил лишний раз из неё не выходить.
– Моряки народ суеверный и недоверчивый, так что лучше им на глаза не попадаться, а то ещё охоту на ведьм устроят.
– Так нам что, всю дорогу здесь сидеть?! – возмутился Лави, на что капитан только виновато улыбнулся и исчез за дверью, прокричав на последок:
– И простите за каюту, других свободных нет.
– Он что издевается? – произнёс в пустоту Уолкер. – И что он вообще имел в виду? Это же первый класс.
– Думаю, он подразумевал это, – улыбаясь, сказал Лави и указал на большую двуспальную кровать в соседней комнате.
– Эм, – Аллен запнулся и стремительно покраснел. Утренние события калейдоскопом пронеслись у него перед глазами.

Вот он просыпается от того, что солнце настойчиво светит ему прямо в лицо. С трудом разлепив веки, видит Лави, на груди которого он всё это время спал. Справившись с первым шоком, пытается сесть, но ноющая боль в пояснице не даёт этого сделать, и тогда он с тихим стоном ложится на соседнюю подушку, судорожно вспоминая предшествующие события: он у окна. Лави начал что-то говорить, подошёл ближе и…

…и чем больше Аллен вспоминал, тем краснее становился, а сознание отказывалось верить явно что-то напутавшей памяти. Но долго об этом думать ему не дали.
– Доброе утро, – проговорил старший экзорцист, нависая над Уолкером.
– Мы, – хотел что-то сказать Аллен, но был бесцеремонно прерван поцелуем. Уолкер сначала замер, но уже через несколько секунд начал отвечать, плюнув на здравый смысл и полностью отдаваясь ощущениям. Он не жалел о том, что произошло вчера.
Когда закончился воздух, юноши нехотя прервали поцелуй. Взглянув на Аллена, Лави понял, что хочет продолжения и уже наклонился за новым, как его остановила твёрдая рука блондина.
– Лави, мы… – начал снова Аллен.
– Да, мы это сделали, – тут же прервал его Книжник. – И нам было хорошо! И не важно, что мы оба парни! Какая к чёрту разница?! Жить по правилам так скучно!
– Лави, – засмеялся Уолкер, прерывая друга. – Я хотел сказать совсем другое.
Книжник вопросительно посмотрел на улыбающегося англичанина.
– Я согласен со всем, что ты только что сказал. И я ни о чём не жалею, но, – Аллен выдержал паузу, – мы проспали!
На лице Лави отразилось столько эмоций, что Уолкер не смог сдержать смеха и громко расхохотался.
– Проспали? – вышел, наконец, из ступора экзорцист. – Следующий корабль только через две недели! Закончим позже, а сейчас нужно спешить!


Как они бежали до пристани, Аллен помнил плохо, так как у него из головы никак не выходила последняя фраза друга.
«Закончим позже».
Поэтому стоя сейчас в каюте первого класса с шикарной двуспальной кроватью, Уолкер понял, что выполнить просьбу капитана не покидать её пределов будет не только просто, но и приятно.
– Кажется, мы не закончили одно дело в гостинице, – с ехидцей произнёс Лави, подходя вплотную к притихшему Аллену. – А сидеть взаперти без дела – это так скучно!
В этот раз дорога до Ордена пролетела почти незаметно.

– С возвращением! – воскликнула Линали, радостно обнимая вошедших в столовую Аллена и Лави.
– Мы дома, – улыбнулся Уолкер.
– Я так рада, что вы в порядке, – не прекращала говорить Ли. – Вы так задержались, что брат серьёзно подумывал отправить кого-нибудь на помощь.
– Да, он нам говорил об этом, – принял участие в разговоре будущий Книжник, забирая из рук Джерри тарелку с сочным бифштексом. – Только вряд ли мы вернулись бы, если этим спасителем оказался Юу.
– Жить надоело, длинноухий? – прошипел, взявшийся из ниоткуда, Канда, от чего Лави невольно подпрыгнул, едва не уронив поднос.
– Привет, Канда! Рад тебя видеть! – неожиданно громко воскликнул Аллен, и в столовой повисла мёртвая тишина. Все ошеломленно посмотрели на него как на сумасшедшего, улыбающегося во все тридцать два зуба, своему будущему убийце, который, впрочем, ещё и сам был шокирован от услышанного.
– Давай после обеда устроим тренировку, а то я за эту миссию совсем потерял форму, – воспользовался состоянием своего извечного соперника Уолкер и добавил, загадочно улыбнувшись, – Всё тело так и ломит.
Канда даже рот не успел открыть, как Аллен забрал последнее блюдо и, напевая что-то себе под нос, направился к пустому столу.
– Лави, это что было? – поражено спросила друга Линали.
– Не знаю, – отмахнулся рыжий, беспечно улыбаясь. – Наверно он просто в хорошем настроении.
Канда внимательно посмотрел на удаляющуюся спину Уолкера и перевёл подозрительный взгляд на будущего Историка, который поспешил вслед за младшим экзорцистом.
– Канда, ты куда? – удивилась сестра смотрителя, когда Юу резко развернулся к выходу из столовой.
– К Комуи, – бросил он и исчез в дверях.

Шли дни, а в Ордене всё было по-старому: научный отдел поглощал литрами кофе, смотритель создавал десятками Комуринов, а Линали и Канда регулярно их уничтожали, Кроули плакал об Эллиаде, Миранда страдала от своей неуклюжести, а окружающие от её бесконечных извинений, и только трое выбивались из общей картины. Это Аллен, Лави и Канда. Каждый из них изменился, не то чтобы сильно, но просто в какой-то момент Аллен стал счастливее, Лави на порядок загадочнее, а Канда несравнимо злее.
Линали одна из первых заметила, что с её близкими друзьями что-то происходит. Уолкер как и всегда был вежлив и приветлив, но теперь, улыбка, которой он озарял окружающих, была очень искренней и открытой, что Ли даже невольно задумалась о фальши предыдущих. Серые глаза светились мягким светом, не скрывая того, насколько их обладатель счастлив. И улыбка и взгляд были направлены на каждого без исключения, даже на Канду, который в свою очередь всё больше замыкался в себе и буквально источал ненависть к окружающим. Юу и раньше не был душой компании, но таким его ещё никто не видел. Искатели даже дышать боялись в его присутствии, Линали и та начала побаиваться друга детства после того, как тот разрубил надвое стол брата, когда Комуи просто попросил вести себя сдержаннее. Но самым необычным было то, что за всё это время не произошло ни одной стычки Канды и Аллена. Иногда они вместе тренировались, ходили на миссии и сталкивались в коридорах, но так и не доходили даже до банальных оскорблений. Уолкер просто извинялся и со счастливой улыбкой шел своей дорогой, оставляя его в гордом одиночестве.
А Лави удивил девушку не меньше товарищей. Он был так же весел, как и обычно, с одним лишь только отличием: если раньше ему всегда не терпелось подразнить Канду, то теперь он как будто успокоился. Не кричал на всю столовую «Привет, Юу!», не пытался заплести пару-тройку косичек или стащить Муген, пока его хозяин в душе или в зале для медитации, в общем, вел себя тихо и мирно. Иногда Линали спрашивала Лави, который, о чем-то задумался, про его мысли. Но он, загадочно улыбнувшись, просто переводил разговор в другое русло. А девушке оставалось только молча наблюдать и надеяться, что всё будет хорошо, не подозревая, что на тонком льду мнимого спокойствия уже появились первые трещины.

– Нам надо поговорить, – сказал Канда, заходя в комнату будущего Историка.
– Юу, а тебя стучаться не учили?– насмешливо поинтересовался Лави, вставая из-за стола, заваленного книгами.
– А тебя – думать?! – хозяин комнаты мгновенно перестал улыбаться и внимательно посмотрел на гостя. То, что Юу никак не отреагировал на своё имя, уже говорило о серьёзности предстоящего разговора, а решительный вид и блеск глаз только подтверждали это.
– Что случилось? – без тени улыбки произнёс младший Историк.
– Ты и сам знаешь, – жёстко ответил Канда.
– Не знаю, но я здесь точно не причём, – спокойно проговорил Книжник, – если это всё, то у меня ещё много дел…
– Заткнись! Недомерок не заслужил этого!
Повисла тишина. Лави прищурил глаза и почти со злостью спросил:
– Как узнал?
– Я читал отчёт с той миссии, – ответил Юу. – Мёртвая деревня, – продолжил он, чеканя каждое слово, – ни одного выжившего. А мелкий…счастлив! Вижу, дорога обратно прошла очень удачно.
– Это не твоё дело, – тихо ответил ученик Историка. – Ты ничего не знаешь, так что – не лезь.
– Ошибаешься! – резко ответил Канда.– Я знаю тебя, и знаю мелкого. Он не выдержит этой игры.
– Я не играю! – зло прошипел Лави, схватив собеседника за грудки.
– Играешь, – Канда даже не шелохнулся. – Пока тебе весело, но когда поймёшь, что всё серьёзно, что будешь делать? Ты сломаешь его.
– Что я слышу? – так же тихо и холодно заговорил рыжий. – Сломаю, говоришь? Может поэтому, ты и избегаешь его?
Лави заметил, как в синих глазах промелькнуло что-то похожее на страх.
– Боишься, что твоя любовь убьёт его? – медленно прошептал будущий Историк и в то же мгновение оказался на полу. Голова кружилась, а левая щека начала постепенно опухать. Над ним стоял Канда и тяжело дышал, пытаясь побороть желание ударить товарища ещё раз.
– Уйди, – не обращая внимания на боль, заговорил Лави, – так всем будет проще.
Юу смотрел на него глазами, на дне которых таилась боль. Возможно, Лави прав, и Канда, задушивший свою любовь собственными руками, не имеет права лезть в их отношения, и Аллену будет лучше без него с Лави. А возможно прав он и в этот момент собирается сделать самую большую глупость в своей жизни – уйти, оставив всё как есть. Канда не знал, что делать, и вдруг вспомнил Уолкера. Светлую улыбку, светящиеся мягким светом глаза. За последний месяц он стал ещё больше походить на ангела, по ошибке попавшего в ад земной жизни, и как бы ни было больно признавать, но именно Лави сделал его счастливым, а значит, ему нельзя вмешиваться, он должен уйти.
С этой мыслью Канда отвернулся от всё ещё лежащего на полу Книжника и подошел к двери. Стоит переступить порог и назад дороги уже не будет.
– «Надеюсь, я не ошибся»,– подумал про себя Юу, бросив тяжелый взгляд на счастливого соперника, и беззвучно скрылся в коридоре.
Окончательно прийти в себя Лави смог только минут через двадцать после ухода Канды, и что именно стало тому причиной: удар или последний взгляд мечника, рыжий так и не понял, но сейчас его интересовал только один вопрос – как объяснить синяк на пол-лица Аллену и Панде. А всё остальное - пустяк.

Прошло ещё немного времени. Аллен и Лави, казалось, совсем потеряли голову и уже с трудом скрывали свои отношения. Да и легко ли скрыть подобное, если в башне не осталось ни одного тёмного угла, где бы они не целовались. Комната младшего Историка окончательно превратилась в книжный склад, так как все ночи он проводил в комнате Уолкера. И даже сейчас, Лави, не выдержав искушения, жадно целовал Аллена, уложив того на стол в библиотеке, посреди дня, когда зайти сюда мог любой.
– Лави, – умоляюще шептал Уолкер, – только не здесь.
– Хочу сейчас, – упрямо сказал Лави и уверенным движением расстегнул жилетку.
– Но!
– Никаких «но»! Жить по правилам – так скучно!
И Уолкер сдался, позволив ему творить всё, что ему вздумается. А потом, лёжа на столе, в попытке успокоить бешеный стук сердца, глубоко вдыхая аромат дорогого человека, Аллен тихо произнесёт:
– Люблю тебя.
И уснёт на плече того, в чьих зеленых глазах застынет страх.


– Юу, ты был прав.
Канда прекратил полировать Муген и вопросительно посмотрел на Лави, стоящего в дверях его комнаты.
– Я был не готов. Я испугался, – тихо проговорил рыжий, садясь на стул возле кровати мечника.
– О чём ты? – задал вопрос Канда.
– Я не виноват. Это вышло случайно. Я испугался, – продолжал Лави.
– Не истери, как девица! – холодно произнёс Канда и, схватив его за грудки, с силой тряхнул, заставив посмотреть ему в глаза.
– Я…Аллен…

– Аллен, нам надо поговорить, – серьёзным тоном сказал Лави, стоило Аллену зайти в комнату младшего Историка.
– Конечно, – наиграно надув губки, ответил он, – в последнее время ты меня избегаешь. Что-то произошло?
– Нам надо расстаться, – без обиняков заявил Книжник, пряча глаза.
Несколько минут Аллен молчал, потом вдруг улыбнулся и тихо сказал.
– Неужели старик узнал? Ничего страшного. Мы станем осторожнее, и он не догадается…
– Нет, Аллен, я ухожу по своему желанию.

Слёза скатилась по щеке Уолкера. Слишком больно.
– Но как же…мы? На той миссии…ты…
– Я наследник Историка, – спокойно заговорил Лави, отворачиваясь от больших наивных глаз Аллена, полных слёз. – Во время своих странствий я видел не одну войну и не одну подобную деревню. Я уже привык к такому. Мне стало просто скучно!
И только тогда, когда фраза слетела с губ, он понял, что именно сказал. Он не хотел говорить этого. Просто вырвалось. Надо извиниться, объяснить, но…Аллен улыбнулся своей обычной фальшивой приторно-вежливой улыбкой и сказал, стирая остатки слёз:
– Я все понял. Ты никогда не врал мне, даже в ту первую ночь. Тогда ты так и сказал, что терять время даром – это так скучно.


– … и он ушел, – закончил рассказывать Лави. – Просто ушел.
Канда выпустил его и подошёл к окну. Солнце медленно садилось в облака, и небо окрасилось в кроваво-красный цвет. Такой закат – вестник беды.
– Знаешь, – нарушил молчание Лави, – Когда за ним закрылась дверь, я вдруг понял, что действительно люблю его. Вся эта история началась потому, что мне было просто скучно, но потом…Я полюбил. По-настоящему. Но боялся признаться в этом, потому и тешил себя мыслью, что это всё просто игра, лекарство от скуки. А когда услышал его слова, испугался, и…
– Так скажи ему об этом, – бесцветным голосом отозвался Канда, понимая, что сейчас он по собственной воле отказывается от мелкого навсегда. – Скажи, что любишь.
Лави посмотрел на ровную спину друга. Он понимал, чего стоят ему эти слова, и был благодарен за них.
– Я хотел, но не смог, – наконец ответил он после небольшой паузы.
– Почему? – начиная злиться, проговорил Канда.
– Я не смог его найти. Аллена нигде нет.
– Идиот! – прошипел Юу и стремительно вышел из комнаты, а в голове билась только одна мысль: «Нужно срочно найти его!». Через несколько мгновений за ним последовал и Лави, ещё не зная, что уже ничего не вернуть.

А на столе в пустой комнате Аллена лежала записка, где немного дрожащей рукой было написано:
«Жить без любви – так скучно…»

@темы: фанфики, Юллен, Лавлен, D.Gray-man

URL
Комментарии
2011-09-16 в 21:06 

kyle.luz
Curiosity killed the cat.(c) love&peace&unicorns!
уууууу....:weep3:
автор, посылаю вам лучи любви)))

2011-09-16 в 22:26 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
caramel_lemon
ой, :pink: спасибо *собрала все до единого*)

URL
2011-10-11 в 00:43 

Плющ_Ядовитый
есть девушки, стройные как лань и за первый час знакомства способные влюбить в себя парня.а есть я.могу за это же время уничтожить.
minerva13, *рыдает* АААаааааааааааалееееееееенннннннн.... *хнык* О, жестокая женщина! Как ты могла так с ним поступить?!!!!
Канду тооооже жаааалкоооо....
А рыжий - идиот.....
Ааааааааааааааааааа...
*рев Юлленистки до мозга костей*

2011-10-12 в 00:02 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
Плющ_Ядовитый
О, жестокая женщина! :soton: я такая))
ну, а вдруг все хорошо кончилось? *шепчет* а может и нет....

URL
2011-10-12 в 23:37 

Плющ_Ядовитый
есть девушки, стройные как лань и за первый час знакомства способные влюбить в себя парня.а есть я.могу за это же время уничтожить.
minerva13, я ж блин тебя знаю... там нифига не хэппи энд Т____Т

2011-10-13 в 23:23 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
Плющ_Ядовитый всё-то ты знаешь....

URL
2011-10-15 в 01:50 

Плющ_Ядовитый
есть девушки, стройные как лань и за первый час знакомства способные влюбить в себя парня.а есть я.могу за это же время уничтожить.
minerva13, ну не все... но наверное многое))))
пошли может прогуляемся завтра?

2011-10-15 в 23:59 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
Плющ_Ядовитый
читать дальше

URL
2011-11-02 в 12:37 

Плющ_Ядовитый
есть девушки, стройные как лань и за первый час знакомства способные влюбить в себя парня.а есть я.могу за это же время уничтожить.
minerva13,ми ту ю

     

Рутина - как паутина.

главная