Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:05 

Шелдерберрийская шкатулка. Главы 9-11

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
Название: Шелдерберрийская шкатулка
Автор: minerva13
Бета: нет
Фэндом: Kuroshitsuji
Пэйринг: Себастьян/Сиэль, другие персонажи, ОС
Рейтинг: G , а там как пойдет.
Жанр: детектив
Статус: в процессе
Размер: миди
Предупреждение: может быть ООС, AU
Дисклеймер: этот мир придуман не мной
Размещение: размещайте, где хотите, только ссылочку не забудьте
Саммари: Прошло чуть больше года после пожара в Лондоне, и жизнь вошла в обычную колею: особняк востановили, Сиэль служит Королеве, Себастьян - Сиэлю. Новое расследование обещает быть ужасно скучным,но граф и не подозревает, что оно станет отправной точкой в глубины прошлого,и можно только гадать, сколько "интересного" он узнает о прошлом своих родителей и каких врагов встретит.
От автора: автор мангу не читал. Все сказанное имеет свой смысл, но не всегда он столь очевиден.
Первый фик, поэтому критика жизненно необходима.

Ист-Энд/The East End читать дальше
Мидлсекс-стрит читать дальше
Пат читать дальше
Уи́льям Ме́йкпис Те́ккерей читать дальше
Хайгейтское кладбище читать дальше

читать дальше

@музыка: классика

@настроение: никакого)

@темы: Шелдерберрийская шкатулка

URL
Комментарии
2011-02-09 в 21:08 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
Глава 11
Как часто можно услышать, что у престола всегда полно глупцов и проходимцев, и если с последним, даже при большом желании, поспорит не получиться, то наличие глупцов можно подвергнуть сомнению. Долго при дворе они не задерживаются. Да и как выжить глупому наивному кролику в окружение змей, которые скользким шипящим клубком обвили королевский трон. Если аристократ хотел остаться в милости двора, то должен был в совершенстве освоить все тонкости науки плетения паутин интриг, уметь говорить и слышать меж строк и всегда следить за своими словами. Любая шутка могла в последствии быть обращенной против её автора, а порой одно слово могло подписать смертный приговор. Выжить в этом мире могут только те, кто готов полностью забыть своё человеческое лицо и, скрывшись за маской лицемерия, вести жизнь, заполненную беспросветной ложью.
Юному Фантомхайву это было прекрасно известно, и он приложил немало усилий для того, чтобы его слова, взгляды, жесты, мысли и даже эмоции всецело подчинялись ему, позволяя вести опасные игры не только с аристократами, но и с демоном. Поэтому на пикнике у Шелдерберри Сиэлю не составило особого труда в разговорах, как бы случайно дать собеседникам понять, что даже «Пса» не всё устраивает в прекрасном саду Её Величества и что есть страны, которые Фантомхайв считает достоянными для подражания и которые даже могли бы помочь, как он выразился, «слишком устоявшейся» Англии привнести что-то новое. Каждую фразу юноша продумывал до мелочей, даже интонация и паузы были четко вымерены, слишком был велик риск или спугнуть «клубников», такой неожиданной критикой Королевы, или попасть под подозрение в заговоре против королевской власти, поэтому Сиэль выбирал такие слова и так строил свои предложения, что каждый из его собеседников слышал то, что думал и сам. Так фраза о том, что «скорбь Её Величества по супругу передалась и народу», одними была понята как слова о том, что народ всей душой переживает горе Королевы вместе с ней, а другими, как укор в её сторону за то, что своим трауром погрузила подданных в тоску, которая никак не была связанна с гибелью её мужа, а была просто следствием той гнетущей атмосферы, которую создала вдова в своём саду.
Себастьян, следовавший всюду за господином подобно тени, молча наблюдал за тем, как люди бессмысленно тратят своё время. Они всю жизнь говорят, и всю жизнь не о том. Вместо того, чтобы сказать напрямую, они прячут истину за тысячи ненужных слов, кричат невпопад и молчат не про то. Демон, на протяжение всего времени своего существования наблюдавший за человечеством, видел этот театр абсурда уже не первое столетие, и сейчас откровенно скучал, слушая трескотню светских львиц, которые во всех подробностях обсуждали некую герцогиню и её отношения с новым фаворитом, делились впечатлениями от прошедшего бала у Эшли и гадали, что придумает виконт Друид, который устраивает вечер-маскарад через две недели; мужчины говорили в основном о политике, но свое мнение высказывали очень осторожно и довольно расплывчато, и весь разговор сводился к простому пересказу всем известных фактов. Себастьяну все они были противны, как и Сиэлю, но позволить себе уйти так просто они не могли.
Время близилось к пяти, и юный Фантомхайв, извинившись перед хозяином, сообщил, что его ждут дела, которые не позволяют ему более оставаться на пикнике, и он вынужден покинуть столь гостеприимный дом. Виолета, не скрывая огорчения, попрощалась с Сиэлем и ещё раз поблагодарила за книгу, а Шелдерберри, как хозяин, решил проводить гостя лично.
- Смотрю, у вас новый экипаж,- произнес Альфред, с восхищением рассматривая новое средство передвижения графа.
- Да, старый безумно надоел, - спокойно ответил юноша, не спеша прощаться с хозяином. Он был уверен, что не напрасно почти три часа говорил загадками и бросался двузначными словами. Шелдерберри не мог не понять скрытого подтекста, и Фантомхайв оказался прав. Мужчина прекратил любоваться экипажем и обратил уже серьезный взгляд на юношу:
- Граф, я надеюсь вы не откажитесь от приглашения на ужин, скажем, в это воскресенье?
Сиэль ненадолго задумался, якобы вспоминая, не запланировано ли у него что-нибудь на это день, и через несколько минут уже дал свое согласие.
- «Партия продолжается…»
* * *
Солнце лениво приближалось к горизонту, и полумрак царственно накрыл своей мантией комнату, где тишину нарушали только негромкие звуки удара кия и стук шаров друг об друга. Сиэль играл уже двадцать минут, но закатить в лузу удалось только три шара, что было для него не свойственно, обычно ему хватало этого времени, чтобы оставить на столе не более одного-двух. Дверь в комнату открылась, и на пороге появился дворецкий со смородиновыми корзинками и чаем, аромат которого мгновенно заполнил небольшое помещение. Демон посмотрел на бильярдный стол и, немного удивившись, решил спросить, что случилось.
- Вас что-то беспокоит, мой лорд?
- Да, - юноша не видел смысла скрывать это, к тому же его безобразная игра выразительно демонстрировала, что ему что-то мешает сосредоточиться.
- Слишком просто!
Себастьян непонимающе посмотрел на хозяина, который осторожно положил кий на борт и устало опустился в ближайшее к окну кресло.
- Что просто? – всё же спросил слуга.
- Шелдерберри! Это было слишком легко! – отрывисто произнес Сиэль, недовольно взглянув на дворецкого. Себастьян только вздохнул и принялся наливать чай.
- Юный господин, что именно вас смущает? Это дело несильно отличается от ваших обычных заданий, и раньше, когда все шло как по нотам, вас это не настораживало, но сейчас вы изводите себя ненужными мыслями и беспокойствами, и вообще ведете себя очень странно. Не связанно ли это с ней? – произнес демон почти обиженным тоном, подавая чашку хозяину, который только хмурился от слов слуги.
- Пожалуй ты прав, - сдался Сиэль и обреченно облокотился на спинку кресла.
- Я знаю, что делаю всё правильно, и сейчас события идут тем чередом, который для них выбрал я. В воскресенье ужин у Шелдерберри, а за день до этого, в субботу, будет собрание клуба. Наверняка Альфред предложит мою кандидатуру в члены их маленького «кружка» и на следующий день, вечером, поведает мне о своей небольшой тайне, пригласив в ней участвовать, и, конечно, я соглашусь. Но мысли о ней не дают мне покоя.
Себастьян напрягся, последние слова ему очень не понравились, и он уже представил, как душит тонкую шейку одной миловидной девушки, но Фантомхайв не заметил этого и спокойно продолжил говорить.
- Это дело не понравилось мне с самого начала. Стоило открыть первую шкатулку, как передо мной предстала следующая, в виде магических заклинаний в доме Шелдерберри, и что-то мне подсказывает, что впереди ждет ещё не один такой сюрприз. Взять хотя бы переписку, которую ты нашел…Себастьян!
- А? – демон очнулся от мыслей, которые полностью заполнили его сознание минуту назад. – Да, я вас внимательно слушаю. Переписка.
Юноша только махнул рукой в сторону слуги, который, судя по взгляду, думал о том, как будет кого-то убивать, к чему-то меньшему этот взгляд не располагал, слишком ярко разгорелось яркое пламя в демонических глазах. Сиэль только понадеялся, что думал дворецкие не о нем, хотя юноше было откровенно всё равно, что произойдет с ним после выполнения контракта.
- Как я сказал, переписка станет следующей шкатулкой. Она скрывает в себе гораздо больше, чем я смог прочитать. Клуб существует уже не первый месяц, это заметно по письмам, по их содержанию. Скорее всего, они пришли недавно, думаю, в течение одной-двух недель и хранились в том тайнике временно, что так же объясняет слабость заклинания. Могу предположить, что основной архив хранится в помещение за той, хорошо защищенной дверью.
Себастьян кивнул в знак согласия, но удержаться от мучившего его вопроса не смог:
- А при чём тут она?
- Как? А вдруг она стоит за всем этим?! – возмущенно проговорил граф, глядя на дворецкого, как на самое глупое существо на свете.
- Тогда я убью её! – с улыбкой сообщил слуга хозяину, который заметно побледнел.
- Убить?! Убить Её Величество?!
Себастьян удивился куда сильнее Сиэля, когда понял, что под «ней» подразумевалась Королева, которой граф продолжал служить, однако, так до конца не избавившись от мысли, что она хочет погубить род Фантомхайвов.
- Конечно, если только вы прикажите, - быстро нашелся дворецкий.
- Только в крайнем случае, - постепенно успокаиваясь, ответил юноша и, немного помолчав, добавил. – Все равно бесполезно сидеть и гадать. Надо ждать воскресенья.
- Будут указания на завтра?
- Да, в моём кабинете, на столе, лежит папка с документами по делу об убийстве в церкви. Изучи их и достань все сведенья, которые могут мне понадобится: биографию жертв, их родственников и друзей, проверь, не упустили ли в Скотланд-Ярд еще одно жертвоприношение, так же мне нужны точные дни проведения каждого ритуала, и все, что найдешь про само место его проведения. Если поймем, по какому принципу они выбирают жертв или место, то сможем вычислить, когда и где произойдет следующее преступление.
- Будет исполнено, мой лорд, - поклонился слуга и незаметно исчез из комнаты.
* * *

URL
2011-02-09 в 21:11 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
Трудно искать черную кошку в темной комнате, особенно если её там нет. Но Сиэль не сдавался, он знал, что в каком-то из углов сидит это пушистое создание, нагло тараща на него свои зеленые глаза. Он упорно продолжал перечитывать кипы бумаг, которые завалили весь его стол, не обращая внимания на то, что некоторые листы удобно расположись на дорогом ковре, скрывая за собой причудливый узор. Граф продолжал читать биографии жертв, их друзей и родственников, а когда глаза уставали, юноша, не позволяя себе даже минуты покоя, приказывал Себастьяну читать вслух, а сам откидывался на спинку жесткого кресла и, прикрыв глаза, слушал спокойный голос слуги.
Прямая связь между жертвами отсутствовала, они не были знакомы и, скорее всего, даже ни разу не встречались. Тоже можно было сказать и об их окружении. Но, не смотря на это, у жертв было очень много общего. Первое, что бросилось в глаза, это то, что все они были юношами, родившимися в один день и в один год с Сиэлем. Так же, хотя некоторые из жертв жили в пригороде или в деревнях далеко от города, по разным причинам родились они в самом Лондоне. Внешне мальчики тоже были похожи: все были немного худощавы, со светлой, почти молочно-белой кожей и имели большие выразительные голубые глаза.
Но как бы это не было парадоксально, этих данных было не достаточно, чтобы понять логику сектантов. Можно было предположить, что они ищут жертв, похожих на свою первую добычу, на Сиэля, но отсюда ни как не следовало, из каких соображений был выбран некогда сам граф, то, что он «отмечен богом», не было никому известно до тех пор, пока коленное железо не коснулось его тела, оставляя благословленное проклятье в виде знака божественной частоты. Почему тогда выбрали его? Вопрос оставался открытым, а значит, была так же не до конца ясна логика выбора новых жертв, в конце концов, не так уж и мало родилось в тот день голубоглазых малышей, не стали же они убывать всех подряд. Нет, что-то отличало этих юношей от других, и лучшим подтверждением тому стал один из знакомых третий жертвы. Друзья были на удивление похожи: стройные юноши со светлыми голубыми глазами и белоснежной кожей. Родились они в один день и в одной больнице, где и познакомились их матери, после чего продолжили дружить уже семьями, а мальчики росли почти как братья, проводя все время вместе. Перед тем, как похитить будущую жертву, сектанты наверняка следили за юношей, а значит, не могли не увидеть второго мальчика, который по всем критериям мог стать следующим, но не стал. По сему Сиэль бросил попытки вычислить личность потенциальной будущей жертвы и направил свой взор на место преступления. Но и тут Фантомхайва ждала неудача. Все места проведения ритуалов обладали высоким уровнем темной энергии, но опять же, по какому принципу были подобранны эти места, было не понятно.
- «Ну не могли же они выбирать их в случайном порядке!» - в отчаяние думал граф.
Бумаги были прочитаны по несколько раз, и Сиэль мог без проблем по памяти воспроизвести любое предложение, будь то биография жертвы или показания свидетелей, которые были крайне скудны и абсолютно бесполезны.
- Себастьян, - обратился юноша к слуге, устало потирая переносицу, - приготовь чай и что-нибудь сладкое.
Дворецкий даже не стал дразнить хозяина на тему его маленькой слабости, понимая, что тот не в настроение препираться, а просто молча поклонился и ушел на кухню. Оставшись один на один со своими мыслями, граф от нечего делать взял в руки карандаш и стал воспроизводить части пентаграммы с места преступления на обратной стороне отчета Скотланд-Ярда. Это занятие успокаивало, и через какое-то время юноша так увлекся, что не заметил, как на подоконнике открытого окна кабинета появилась темная фигура.
- Сиэль!
Фантомхайв даже не успел толком испугаться. Некто подлетел сбоку к его креслу и теперь сжимал в объятиях, беспрерывно о чем-то говоря. То, что его пришли не убивать, Сиэль понял из тех слов, что смог разобрать в потоке всхлипов и междометий.
- Даже соскучился…в прошлый раз…не поговорили,…а где Себастьянчик? …а почему грустишь? …как дела?
Юный Фантомхайв уже начал задыхаться в стальных объятиях, а перед глазами поплыли яркие пятна, когда наглого гостя отшвырнуло к книжному шкафу.
- Юный господи, как вы себя чувствуете? – голос немного встревоженный, но движения остались плавными и быстрыми. Дворецкий развязал ленту на шее и расстегнул две верхние пуговицы рубашки, позволяя Сиэлю глубже вдохнуть.
Юноша быстро восстановил дыхание и уже незамутненным взглядом посмотрел на слугу, который стоял на коленях перед креслом хозяина, беспокойно всматриваясь в лицо графа. Только сейчас Фантомхайв заметил, что Себастьян был без пиджака и в белоснежном фартуке, на котором была видна просыпанная мука. Похоже, дворецкий как раз готовил очередной кулинарный шедевр, когда почувствовал в доме чужое присутствие и поспешил на помощь к своему юному господину.
- Все нормально, - хрипло произнес Сиэль. – А…?
Юноша вопросительно посмотрел в сторону растянувшегося на полу любвеобильного гостя, заваленного книгами. Почувствовав себя в центре внимания, тело, а по-другому это не назовешь, начало шевелиться и с огромным трудом приняло сидячее положение.
- Себастьянчик! Зачем так грубо?! Я же всего лишь зашел в гости! – обиженно прокричал Грелль.
- Господин, - демон уже поднялся с колен и медленно кошачьей походкой приближался к шинигами, - прикажите довести до конца дело Джека Потрошителя?
Сатклифф, не рассчитывавший на подобный поворот событий, вжался в угол и, прикрыв руками голову, истошно закричал:
- Сиэль, прошу не надо! Я вообще здесь на задание, и если не выполню его, то Уильям разозлится, а для него даже моя окончательная смерть не будет считаться достоянным оправданием! Ой!
Дворецкий с легкостью поднял красноволосого жнеца за грудки над полом и теперь размышлял, что бы ему с ним сделать.
- О! Себастьянчик! Когда ты так близко, мне кажется, что я лечу! – кокетливо похлопав ресницами, буквально пропел Грелль, неправильно истолковав потерю опоры под пятой точкой.
- А это идея! – довольно произнёс демон, кинув взгляд на открытое окно кабинета. Он даже успел сделать несколько шагов в его сторону, но был остановлен твердым голосом Сиэля.
- Себастьян, подожди! Отпусти его.
Дворецкий с грустью посмотрел на окно, раздуваемые ветром занавески которого так и манили к себе, предлагая устроить одной краснопёрой птице первый и, если повезёт, последний полёт в её загробной жизни. Но как бы велико не было искушение, слуга пересилил его и позволил шинигами вновь устроиться на ковре перед столом Сиэля.
- Больно! – обиженно проныл Сатклифф, но мгновенно вскочил на ноги и попытался ещё раз обнять юного графа в благодарность за спасение, но ему помешал стол, который стал надежной преградой, разделяющей хозяина и его шумного гостя.
- Грелль, я могу и отменить этот приказ, - раздраженно произнес Фантомхайв, неосознанно вжимаясь в кресло. Жнец на удивление быстро успокоился и перестал тянуть руки к юноше, однако отходить от стола не стал, а только внимательно посмотрел на Сиэля, ожидая, что тот скажет.

URL
2011-02-09 в 21:13 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
- Ты сказал, что здесь на задание, - нетерпящим возражения голосом заговорил Фантомхайв, поняв, что его начали слушать. – В чём оно заключается?
- Узнать как у тебя дела, - особо не задумываясь, ответил Сатклифф.
- Ты кажется не расслышал вопрос! –постепенно приходя в ярость, прошипел Сиэль. – Я спросил, что за задание дал тебе Спирс, а не зачем ты якобы пришел!
- Но это правда! – шинигами даже всплеснул руками. – Уильям приказал мне проведать тебя, узнать, чем сейчас занимаешься, как твоё здоровье и как поживает твой дворецкий, - Грелль лукаво посмотрел на демона и послал ему воздушный поцелуй.
- Зачем? – ошарашено произнес Фантомхайв, наблюдая за провокационными действиями одного глупого бога смерти в отношение одного очень злого демона, вынужденного всё это терпеть.
- Не знаю, - беззаботно бросил Сатклифф, - Уильям вообще стал себя странно вести после того, как его вызвали к начальству в связи с событиями на Тауэрском мосту. Потом все о тебе и о душке Себастьяне расспрашивал меня. Может, глаз на кого из вас двоих положил! – неожиданно «понял» шинигами и, мгновенно забыв о том, чем рискует, бросился на шею к дворецкому. – Нет! Себастьянчика не отдам!
Такого не мог стерпеть даже демон, поэтому в ту же секунду жнец был отброшен мощным ударом к противоположной стене, но сдаваться тот явно не собирался, поэтому не раздумывая кинулся снова к предмету обожания.
Сиэль, быстро утратив интерес к гостю, устроился в своём кресле и начал думать о том, что только что услышал. Тот факт, что им заинтересовались шинигами, был бы не удивителен, только в том случае, если бы Фантомхайв не встречался с ними раньше. Ещё при первой встрече Спирс четко дал понять, что демонов боги смерти, мягко говоря недолюбливали, но при этом и не воюют, просто каждый занимается своим делом, а контрактеров, заключивших с демоном договор, просто презирают и никакого интереса не проявляют к их персоне. И вдруг неожиданные визиты, этот странный приказ и те слова, сказанные Уильямом Ти Спирсом в конце их разговора, о которых Сиэль вспоминал каждый раз, когда поведение слуги казалось ему подозрительным. Слишком много неизвестных в одном уравнение. Слишком много вопросов. Пытаясь отвлечься от шума небольшой драки, устроенной жнецом и демоном прямо перед его столом, и желая сконцентрироваться, Фантомхайв неосознанно взял в руки карандаш и начал заново рисовать пентаграмму на новом листе. Из транса его вывел вопрос, прозвучавший от куда-то снизу.
- Так чем ты занимаешься, Сиэльчик?
Грелль, выбившись из сил, наконец, сдался и видимо решил приступить к выполнению приказа. Жнец поднялся с пола, куда его с наилучшими пожеланиями отправил дворецкий и посмотрел на творчество графа.
- О! Рисуешь?! Замечательно! Только… - глаза шинигами с интересом пробежались по нескольким знакам, которые успел воспроизвести юноша, - только почему так грустно: «кровь», «страх», а это наверно «убийство»? – указав на недописанный знак, спросил Сатклифф.
Юный Фантомхайв мгновенно забыл о том, что занимало его мысли ещё минуту назад.
- О чём ты говоришь? – осторожно спросил юноша. – Ты знаешь, что означают эти знаки?
Сиэль ещё раз показал на три символа, которые успел нарисовать и, дождавшись утвердительного кивка жнеца, как можно спокойнее спросил:
- Может знаешь, что означают и эти?
Фантомхайв аккуратно вывел рядом еще пять символов, которые были сразу же опознаны Греллем. Юноша попросил Сатклиффа повторить их значение и, быстро записав их напротив каждого знака, спросил ещё об одной интересовавшей его вещи.
- А откуда ты это знаешь?
Граф помнил, что Гробовщик говорил как о ритуале, так и о пентаграмме, как о чем-то очень редком и известном только очень узкому кругу лиц, и Сиэль был уверен, что в этот круг никак не могли поместиться все шинигами этого мира, а значит Грелль узнал об этом от кого-то из посвященных.
- Я видел их в бумагах Уильяма, которые он принёс после того, как его вызвали к начальству. Правда, он не дал мне прочитать что-нибудь ещё, да и так злился, что я успел увидеть этот несчастный клочок! Иногда он слишком строг ко мне! – дальше Сатклифф начал говорить что-то о предвзятом отношение начальника, который просто не видит его творческой натуры и прекрасной внешности, но Фантомхайв его уже почти не слушал, так как новая лавина вопросов накрыла юношу, и вновь он почувствовал себя маленьким и беспомощным. Паника подобралась к границам сознания, за которые он гнал её, не позволяя захватить себя. Вопросы! Как их много или нет, он всего один. Ответ на него мог открыть замки всех дверей, а искать этот ключ надо в прошлом, и единственная ниточка, за которую может ухватиться Сиэль, - это сектанты.
Мысли сразу ж потекли в другом направлении. Дело «монаха». Сейчас в нем появилась новая зацепка. Юноша не был уверен наверняка, но он чувствовал, что информация, полученная от Сатклиффа, поможет ему. Эта мысль заставила вспомнить о жнеце, который до сих пор продолжал разглагольствовать о своих сложных отношениях с начальником и не только.
- Грелль, – прервал словесный поток граф. – Я отвечу на все интересующие тебя вопросы, но после этого, ты немедленно уйдешь.
- Ну-у-у… - обиженно начал шинигами, но Сиэль предупредил его попытку возразить, пригрозив вообще ничего не рассказать, а значит, не позволить выполнить задание Спирса. После этого Сатклифф передумал спорить и, узнав какие дела сейчас ведет юный Фантомхайв, воспользовавшись окном, исчез из кабинета, послав на прощание ещё один воздушный поцелуй дворецкому.
- Зачем вы ему рассказали? – позволил себе вопрос Себастьян.
- Мои дела не являются таким уж большим секретом. Кроме «Шелдерберрийской шкатулки», конечно, но вряд ли Грелль как-то сможет мне в нём помешать, - логично рассудил юноша. – Меня больше интересует то, что он поведал мне относительно некоторых знаков пентаграммы.
- У вас появилась идея? – заинтересованно произнес дворецкий, подходя к столу хозяина, который перечитывал доклад Себастьяна относительно места первых двух убийств.
- Возможно, - протянул Фантомхайв, вновь углубившись в чтение информации уже о других местах преступлений. Тишина воцарилась в комнате, и только шуршание листов бумаги нарушало эту иллюзию спокойствия.
- Кажется, я нашел, - тихо сказал Сиэль, не отрывая взгляда от пентаграммы.
Дворецкий был заинтригован. Он осторожно обошел стол и встал по левую руку юноши, который методично складывал не нужные бумаги на край стола, расчищая место и выбирая только необходимые. Когда с этим было покончено, граф взял чистый листок и нарисовал « 死».

URL
2011-02-09 в 21:15 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
- Себастьян, смотри. Этот знак означает «смерть». А первое жертвоприношение произошло на Хайгейтском кладбище. Хотя оно и было открыто совсем недавно, но это первое современное кладбище в Лондоне и первое из «Магической семёрки». Думаю можно считать, что это место вполне соответствует значению символа.
- Возможно, - задумчиво произнес слуга, ещё раз пробежавшись глазами по собственному отчёту о Хайгейтском кладбище.
- Тогда смотри дальше, - азартно сказал Сиэль и нарисовал следующий символ « 血». – Это означает «кровь». Довольно неопределенно, и я догадался не сразу, что это второе жертвоприношение, которое совершили в церкви, где некогда произошло братоубийство. Вот!
Юноша, как фокусник, извлёк из кипы бумаг необходимый листок и зачитал вслух:
- Тогда-то…это не важно…а, вот оно! “Джек Эквер был убит на глазах своей невесты Эммы Прауд и всех гостей прямо во время церемонии бракосочетания своим собственным братом Диком Эквером. После того, как убийца расправился с женихом, он признался Эмме в любви и совершил самоубийство, вонзив нож в своё сердце.”
- Всё же люди странные существа, - отстранено заметил демон.
- Не тебе их судить, - холодно ответил юноша, снова беря в руки карандаш. – Дальше идет вот этот символ «殺» - «убийство». Бесспорно, место для ритуала выбрано очень удачно в смысле истории церковного кладбища, на котором его провели.
Фантомхайв с трудом нашел нужный документ и зачитал часть отчета Скотланд-Ярда:
- “Всего на территории кладбища было совершенно 13 убийств. Местный мясник, Тони Брик, заманивал туда девушек и зверски убивал. Двенадцать девушек были изрублены до такого состояния, что их опознание проводилось по отдельным фрагментам тела.”
- Вы сказали, что убийств было тринадцать, - уточнил слуга.
- Да, тринадцатым стал сам Тони. Когда полиция нашла доказательства его причастности к убийствам, люди устроили самосуд. Его забили до смерти прямо на том же месте, где нашли последнюю жертву. Но как не крути, это – убийство, а значит, тринадцать. Чёртова дюжина.
Себастьян что-то неопределенно промычал и, уже не скрывая интереса, который юноша смог в нём пробудить, спросил про следующий символ.
- Дальше «苦» или «мучения». Четвертый ритуал произошел на пустыре, где даже трава не растёт, а всё потому, что там пытали и казнили ведьм. Конечно, многие были обвинены несправедливо, но чудовищные пытки, которым подвергали подозреваемых, заставляли признаться в чем-то и пострашнее колдовства.
- Средневековье было давно или там сожгли сотни ведьм? – насмешливо спросил дворецкий.
- В Англии никогда не сжигали ведьм, Себастьян, только изменников престолу придавали огню. Ведьмы чаще просто подвергались гонениям, нежели заключению. Иногда обвинение в колдовстве использовали как повод для казни кого-то из дворян, - вспомнил историю родной страны юноша, - но с простыми людьми обычно так не поступали. Вообще, если так подумать, то люди всегда использовали магию, как главную причину их неурядиц, и если происходило, что-то действительно серьезное, то всегда находилась колдунья, которую подвергали пыткам, а потом либо убивали, либо ссылали как обычную проститутку. Всё зависело от тяжести её вины и проявления раскаяния. Но так, увы, было не везде, находились места, где были другие методы, и, судя по всему, люди, вершившие правосудие на этом пустыре, не жалели сил на пытки, ибо обвиняемые, как правило, не доживали до конца допроса. Это место просто утонуло в людских страданиях.
- Не могу не согласиться с вами, мой лорд, - с довольной улыбкой произнес дворецкий. Всё же юноша был умен не по годам, а служить глупцам всегда было скучно, так что грустить демону не приходилось. – Я так понимаю, следующие символы так же были разгаданы вами?
- Да. Знак «痛», по словам Грелля, означает «боль, больной». – Сиэль выудил из бумаг фотографию сгоревшего огромного здания. – Ритуал был проведен в заброшенной больнице.
Себастьян внимательно посмотрел на тусклое изображение и вспомнил причины нынешнего внешнего вида некогда величественной постройки.
- Кажется в этой больнице лежали люди, больные тифом, но кто-то пустил слух, что на самом деле там находятся больные чумой, и, боясь эпидемии, люди не позволили никому выйти из здания, а через неделю дом сожгли вместе с еще живыми пациентами и врачами. Все верно? – скорее риторически спросил слуга.
- Абсолютно, - всё же ответил юноша и, сложив руки в замок и смотря куда-то сквозь стену, добавил:
- Страх толкает человека на ужасные преступления, но он не может быть их оправданием.
Дворецкий мельком взглянул на хозяина и решил ничего не говорить, но, когда молчание затянулось, продолжил разговор.
- А последнее убийство, я так понимаю, связанно с этим символом, - произнес слуга, выразительно посмотрев на знак, выведенный юношей в самом низу листа.
- Да. Знак «悪» означает «зло». Сначала я никак не мог понять, что подразумевается под этим. Потом я подумал, что самым страшным злом, которое может совершить человек помимо убийства, может быть предательство. Ведь даже Его, - юноша выразительно посмотрел на потолок, - предавали. И тут я вспомнил, что ты говорил о строительстве той церкви. Могила предателя в святом месте – двойная пощечина.
Демон усмехнулся. В чем-то Сиэль был прав, а эти горькие слова из уст пятнадцатилетнего юноши звучали ещё страшнее, чем они есть.
- А как это поможет вычислить следующее место проведения ритуала? – нарушил гнетущую тишину Себастьян.
- У меня есть одна версия, - встав с кресла, произнес Фантомхайв. – Принеси карту Лондона и пригорода.
Дворецкий послушно подошел к одному из книжных стеллажей и вытащил небольшой сверток с верхней полки. Сиэль тем временем убрал уже абсолютно все документы на край стола, откуда они плавно переместились на ковер, в руках граф оставил только лист с расшифрованными символами и пентаграммой. Когда карта была расстелена на гладкой поверхности, юноша, поместив пентаграмму перед собой и взяв в руки карандаш, отметил по очередности все места преступлений.
- Смотри, Себастьян, ритуалы проводятся в том же порядке, что и расположение символов, к тому же образуя некое подобие круга.
Слуга посмотрел на карту и подтвердил правильность догадок юного господина легким кивком, а потом и сам взял из рук юноши карандаш.
- Значит, следующее жертвоприношение произойдет где-то здесь, - проговорил демон и уверенно обвел большим кругом вероятное место появления сектантов. – А какой символ?
- Следующий знак «力» означает «сила». Осталось найти то, что может соответствовать такому странному определению.
Себастьян и Сиэль нагнулись к карте так близко, что их головы встретились, но не один не обратил на это внимания.
- Может здесь? – указал дворецкий на какую-то точку. Юноша немного отклонился в сторону и подался вперед. Шелковистые волосы демона щекотали его щёку, но Сиэль был слишком сосредоточен на карте, чтобы отвлекаться на такие мелочи.
- Полицейский участок? – Фантомхайв удивленно поднял голову и нос к носу оказался со слугой, что впрочем никоем образом не смутило юношу, вместо того, чтобы отодвинуться, Сиэль остался в том же положение, ожидая, что Себастьян сам отстраниться. Но демон даже здесь не пожелал отступать, поэтому остался стоять неподвижно, сохраняя дистанцию всего в несколько сантиметров.
- Конечно в полиции много швали, и кое-какой силой они обладают, но …
- Нет, я говорил не об участке, я имел ввиду это, - медленно сказал демон и осторожно взял руку юноши в свою и, заставив сжать в кулак все пальцы кроме указательного, установил его на точке чуть левее здания полиции. Сиэль оторвал взгляд от лица Себастьяна, который не мигая смотрел в холодные синие глаза все это время, даже не удосужившись проверить, правильно ли указал искомый объект на карте.
- Динамитная мастерская?! – удивленно произнес Фантомхайв, аккуратно высвободив руку и отстранившись от дворецкого.
- И одна из самых больших, - просветил его слуга, не спеша выпрямившись по примеру хозяина. – Сейчас здание не используется, так как владелец разорился. Но когда она функционировала, там произошло множество несчастных случаев. Об этом много писали. Рабочие гибли десятками после каждого случайного взрыва, и, чтобы скрыть следы, хозяин сжигал тела в одной из печи.
- Это может подойти! Так…временной промежуток между каждым ритуалом был разным: между первым и вторым всего два дня, между вторым и третьим – четыре, дальше увеличился до шести, восьми и десяти, значит… - Сиэль немного задумался, вспоминая, когда погибла последняя жертва, и сделал нужные подсчёты. – Получается, что следующая церемония должна пройти через двенадцать дней, и до неё осталось два дня!
Юноша устало сел в своё жесткое кресло. Два дня, и его цель будет достигнута. Наконец-то он отомстит. Картины одна страшней другой мелькали в его сознание: крики, мольбы о пощаде и немой страх в глазах его врагов. Но неожиданно дрожь прошлась по телу графа. Чем она было вызвана, он и сам не понял, но каждая мысль о предстоящей расправе приносила двоякое чувство радости и необъяснимой грусти.
- Вам холодно, юный господин?
Теплые руки оказались возле шеи Сиэля и быстрым и уверенным движением застегнули пуговицы на рубашке и идеально завязали ленту.
- Так лучше?
Фантомхайв молча посмотрел на слугу, который внимательно наблюдал за сменой эмоций господина. Было непривычно видеть Себастьяна без пиджака, в одной рубашке и фартуке, украшенном мукой. Последняя деталь позволила графу вспомнить, чем занимался дворецкий до прихода Сатклиффа.
- А где мой чай? – вопросом на вопрос ответил Сиэль, с упоением наблюдая за тем, как меняется настроение Себастьяна. Глаза демона заполыхали, а улыбка стала ещё шире и услужливее.
- Будет через несколько минут, - произнес дворецкий, практически скрепя зубами, и быстро ретировался на кухню
- «Два дня», - повторил про себя довольный юноша.
* * *

URL
2011-02-09 в 21:16 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
Стрелки показывали ровно пять часов вечера, когда дворецкий семьи Фантомхайв вошел в столовую поместья, где в это время находился юный наследник. Юноша спокойно сидел за длинным столом и наслаждался вишневым пудингом, и, хотя его поведение ничуть не отличалось от обычного, слуга знал, что это спокойствие было лишь маской, скрывающей волнение, которое на протяжение двух дней неустанно терзало Сиэля. Но было кое-что и пострашнее этих мук, это были ночи. Себастьян ни на шаг не отходил от постели юноши, который по несколько раз просыпался среди ночи с криком и слезами на глазах. Дворецкий, уже привыкший к кошмарам хозяина, все равно не мог скрыть своего беспокойства за юношу.
- Может, вы передумаете? – со слабой надеждой спросил Себастьян.
Сиэль недовольно посмотрел на демона. Этот вопрос он уже слышал от него не в первый раз. Два дня до ритуала прошли как на иголках, сцены из прошлого преследовали юного графа везде, все так или иначе напоминало ему о сектантах, и если днем получалось отогнать от себя эти воспоминания, то ночью они возвращались и с новой силой продолжали мучить истерзанное сознание. После первой же бессонной ночи Себастьян предложил юноше не ехать в мастерскую и, предоставив все демону, остаться дома. Но граф даже не пожелал слушать слугу. Он должен был сам увидеть, как погибнут эти люди, нет, звери, существа, лишенные всего человеческого. Только своими глазами и только своими руками. Предложение остаться дома оскорбило юношу, и на все последующие попытки остановить его реагировал крайне агрессивно.
- Я же сказал, что пойду! – холодно произнес Фантомхайв. – Выйдем в десять, думаю, два часа будет достаточно, чтобы добраться до места.
- Как прикажите, мой лорд, - без возражений ответил дворецкий.
- Можешь идти.
Демон молча поклонился и вышел из столовой. Оставшись один, Сиэль еще раз прокрутил в голове план действий. То, что жертвоприношение произойдет в полночь, он не сомневался, ведь даже начинающему магу известно, что в этот момент грань между мирами становится весьма условной, и любой ритуал, совершенный в этот момент, имеет все шансы стать успешным. Конечно, утверждать наверняка Фантомхайв не мог, так как этот вид жертвоприношения существенно отличался от всех известных ему, но как подтверждение своей теории он обнаружил в пентаграмме изображение луны и звезд, что было очевидной ссылкой к ночи. Да и, в конце концов, опасно, даже в заброшенных местах, днём проводить подобное, слишком велика вероятность быть увиденными.
Сиэль закрыл глаза и произнес про себя три ключевых слова: «придти, увидеть и казнить». Все было очень просто, все случиться сегодня в полночь.
* * *

Тусклый свет луны еле освещал темные улицы Лондона, казалось, что от него мрак только сильней сгущался, затягивая в себя все живое. Пустые глазницы ночных домов зловеще темнели, а каждый шорох был подобен выстрелу пушки, который заставлял бешено колотящееся сердце сбиваться с его сумасшедшего ритма для небольших остановок. Ветер шептал путникам предупреждение об опасности, подстерегавшей их в большом заброшенном здание, но юноша только сильнее запахнул вороти легкой летней куртки и уверенным, но осторожным шагом подошел к углу дома, стоящего напротив динамитной мастерской.
- Что-то не так, - прошептал Сиэль. – Себастьян, ты чувствуешь чьё-нибудь присутствие в здание?
- Нет, - после секундной паузы ответил слуга.
- Может мы ошиблись? – осторожно спросил демон хозяина, который внимательно осматривал внешний фасад здания.
- Вряд ли, если только неправильно посчитали дни, - не отрывая взгляда от заколоченной двери, отвечал Сиэль, - но в месте я уверен.
Фантомхайв замолчал, что-то про себя посчитал и обратился к демону.
- Себастьян, нам надо незаметно попасть во внутрь, в главный цех, рядом со складскими помещениями.
- Слушаюсь, - дворецкий поклонился и, подхватив юношу на руки, в мгновение ока оказался внутри здания, воспользовавшись выбитым окном на втором этаже вместо двери, еще несколько секунд, и они оказались в нужном месте.
Главный цех встретил гостей звенящей тишиной. Владелец разорился не так давно, и еще не успел вывести оборудование и уже готовый товар со складов, но, вопреки ожиданиям, в просторном помещении было практически пусто, только у дальней стены виднелась большая гора, созданная из всего того, что когда-то занимало всю комнату.
- «Расчищали место значит», - пришло в голову юноше, который уже успел принять вертикальное положение и теперь старательно вглядывался во тьму, пытаясь понять, что происходит. Взгляд сам собой переместился в центр помещения, что-то поблескивало на полу.
- Мы опоздали, - подтвердил опасения графа мягкий голос слуги.
- Себастьян, - тихо позвал дворецкого Сиэль, - более нет смысла скрывать наше присутствие, зажги свет.
Демон бегло осмотрел помещение, и стоило его взгляду задержаться на свечах в специальных светильниках, как они загорались мягким огнем, постепенно наполняя цех светом, который бесцеремонно прогнал мрак. Когда со светом было покончено, Фантомхайв смог рассмотреть заинтересовавшие его в темноте следы на полу, – это была кровь. Пентаграмма, старательно выведенная алой жидкостью, была в точности как предыдущая. Свечи, волосы и тело юноши с темным ожогом. Все было так же, как и в церкви, только зловонии разлагающегося трупа не хватало.
- Его убили сегодня, - неожиданно произнес Сиэль, подходя к телу. – Внешние признаки окоченения видно спустя уже 2-4 часа после наступления смерти, а в период до 10-12 часов от момента смерти происходит нарастание трупного окоченения до определенного уровня, который будет держаться неизменным около 12 часов. Судя по всему окоченение находится в процессе нарастания, значит не больше 13 часов, а раз – юноша нагнулся к одной из свечей, - парафин уже застыл, и если учесть температуру, сухость помещения и то, что это не чистый парафин, а смесь из еще нескольких ингредиентов, то значит их потушили более пяти часов назад. Получается, что ритуал прошел от восьми до одиннадцати часов назад.
Себастьян немного удивленно выслушал рассуждение графа, после чего вспомнил, как ещё полгода назад юный Фантомхайв изъявил желание заняться криминалистикой, которая неплохо развивалась на тот момент. Объяснять, чем вызвано такое странное решение, юноша не стал, но дворецкий догадывался, что Сиэль пошел на это только из желания ослабить зависимость от демона, который обычно служил основным источником информации для графа в подобных ситуациях, и, хотя Себастьян знал, что никуда Фантомхайв от него не денется, тот факт, что юноша хоть в чем-то может обойтись без него немного злил верного слугу.
- Самое подходящее время – это полдень, то есть двенадцать часов назад, - задумчиво проговорил дворецкий, бегло осмотрев тело жертвы.
- Чёрт! – Сиэль с силой сжал кулаки, от чего ногти больно впились в ладонь. – Я забыл приказать тебе установить точное время смерти, только день!
Граф отошел от тела и, встав к нему спиной, закрыл глаза. Юноша был безумно зол, и злился он на себя, на свою самоуверенность, на просчет, который он допустил. На краю сознания мелькнуло, что теперь придется ждать следующего жертвоприношения, а оно, по подсчетам Сиэля, должно произойти только через четырнадцать дней.
Злость душила Фантомхайва, он не привык проигрывать, он не имел на это право. Мысли никак не хотели успокаиваться, и только легкий ветерок, нежно коснувшийся его лица, смог немного привести в себя их хозяина.
- «Точно, - подумал Сиэль, - мне надо на свежий воздух, к тому же здесь помещение не проветривается и…» - юношу как будто облили холодной водой. Откуда мог взяться ветер, если все окна и двери плотно закрыты, так как в цеху и на складе должно быть предельно сухо, чтобы не оцирел динамит. Фантомхайв напрягся, попытавшись вспомнить, что ощутил, когда почувствовал ветерок на своем лице. Свежесть, которая наполняет воздух после того, как скосят траву.
- Себастьян!

URL
2011-02-09 в 21:16 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
Дворецкий, услышав сталь в голосе хозяина, сразу напрягся. Он понял, что юноша что-то почувствовал, а раз он сделал это раньше демона, то это могло означать только одно – в этой мастерской они были не одни, где-то затаился ангел.
Несколько шагов, и Себастьян уже возле Сиэля, и теперь, непрерывно оглядываясь по сторонам, он оттеснял юношу к ближайшей стене, чтобы было проще его защищать. Граф понял, чего добивается слуга, и поэтому, не задавая лишних вопросов, осторожно начал пятиться до тех пор, пока шершавая поверхность стены не встретилась с напряженной спиной юноши. Справа, в нескольких метрах от него, была приоткрытая дверь, ведущая в соседние складские помещения, но Сиэль знал, что из них нет выхода, потому решил остаться на месте, которое к тому же позволяло видеть весь цех.
Помещение было огромным, с высоким потолком, которым служила крыша двухэтажного здания, возле стен, друг напротив друга, находились две винтовые лестницы с крутыми ступенями, которые позволяли подняться на балкон, который шел по периметру всего цеха, давая возможность зашедшему на него попасть в одну из многочисленных комнат второго этажа, отведенных под кабинет хозяина, бухгалтерию, комнату для гостей, партнеров и клиентов, а так же можно было следить за работой всего цеха, так как вид сверху открывался самый, что ни наесть наилучший.
Поскольку главный цех стараниями сектантов был практически пуст, то логично было предположить, что ангел прячется где-то на балконе второго этажа, куда доходили лишь слабые отголоски света, создавая крылатому гостю отличное убежище. Поэтому взгляды дворецкого и графа были направлены именно верх.
Себастьян отчетливо почувствовал чьё-то присутствие, сила, исходившая от неожиданного гостя, была уже знакома демону, он уже сталкивался с ней в ту злополучную ночь в Ист-Энде. Плавное движение, и в руках дворецкого заблестели серебряные ножи.
- Слева, - чуть слышно раздалось за спиной Себастьяна. Сиэль уловил на себе взгляд ангела и смог вычислить, где находится его обладатель, о чём сразу же сообщил слуге.
Дворецкий перевел взгляд в указанном направлении и увидел его. В темноте лицо было не разглядеть, да и зачем, сейчас было важнее защитить хозяина и уничтожить нового врага. Себастьян посылает несколько ножей в противника, которые были мгновенно отбиты с помощью «щита ангела». Один из ножей разбил пару плафонов, и свечи, что были внутри, с глухим стуком упали на пол, но никто не обратил на них никакого внимания – битва была в самом разгаре, хотя походила она больше на игру в кошки-мышки. Ангел не вступал в открытый бой, а просто уклонялся от ножей, которые серебряными стрелами сверкали в воздухе. Все это время он продолжал оставаться в тени, всячески избегая выхода на освещенные участки. И вот, когда запас столовых ножей стал подходить к концу, демон решил сойтись с неизвестным лицом к лицу, и для этого одним прыжком переместился на балкон, прямо на пути у ангела, который остановился в нескольких метрах от дворецкого, продолжая прятать лицо в тени.
Сиэль, наблюдавший за этой странной игрой, никак не мог понять, почему ангел не нападает, а только уворачивается от атак демона, это было подозрительно. Неожиданно из задумчивости его вывело странное потрескивание со стороны складских помещений. Одна из свечей, сбитых ножом, не потухла, упав на пол, а продолжила гореть, и теперь огонь быстро перекинулся на сухой деревянный пол и дверь, под которую и закатилась свеча.
- «Динамит!» - с упавшим сердцем вспомнил Сиэль.
- Себастьян!
Паника в голосе не скрылась ни от демона, ни от ангела, поэтому оба, забыв о существовании друг друга, посмотрели в сторону юноши, который зачарованно наблюдал за полыхающей дверью. Осознание того, что произойдет, когда огонь достигнет первого заряда, заставило дворецкого, позабыв обо всем, кинуться к хозяину, но поздно. Чуткий слух демона уловил, как огонь практически приблизился к своей цели.
- «Не успею», - горько подумал Себастьян.
Доли секунды, казалось, длились вечность. Он видел, как в глазах Сиэля, понявшего, что это конец, сменяя друг друга, промелькнули десятки эмоций, но среди них не было страха, только сожаление, что все кончится вот так. На краю сознания дворецкий ощутил, что огонь уже добрался до динамита, а он уже не успеет, и поэтому только беспомощно продолжал смотреть на юного Фантомхайва, который прикрыл глаза и, гордо выпрямившись, замер в ожидании смерти.
- Нет! – прокричал, а может, прошептал демон и, не в силах наблюдать за этим, сам закрыл глаза. Что-то мягкое прошелестело рядом, но он не обратил на это никакого внимания, теперь ему было все равно.
Оглушительный взрыв, и мощная волна отшвырнула Себастьяна на несколько сот метров. Он слышал, как рушатся стены и стекла одно за другим, издав предсмертный крик, бьются на тысячи осколков, как тяжелое оборудование разлетается в разные стороны, будто воздушные шарики и как, проревев нечто нечеловеческое, упала крыша, похоронив под собой кого-то очень дорогого,…и наступила тишина. Она была такой всеобъемлющей и непроницаемой, что, казалось, ничего не произошло, а обломки здания, из-под которых с трудом выбирался сейчас демон, - просто мусор, оставленный кем-то по середине улицы.
- «Погиб», - пронеслось в голове дворецкого, так и застывшего посреди руин на коленях. Взгляд потухших глаз уперся в ладонь левой руки, перчатку с которой разорвала в клочья ударная волна. Печать контракта все еще оставалась на месте и даже не думала исчезать, а значит.…Себастьян поднял голову и посмотрел на то место, где он видел Сиэля в последний раз, там виднелся небольшой купол из белоснежных перьев.
- Юный господин, - чуть слышно проговорил дворецкий, поднимаясь с колен и делая неуверенный шаг в сторону прекрасного видения.

Сиэлю было не в первой умирать, он уже не раз чувствовал дыхание смерти на своем лице, ощущал её длань на своем сердце и слышал её сладкий шепот, манящий во тьму. В момент, когда он понял, что Себастьян не сможет сдержать своего обещания защитить его, граф не стал паниковать, а просто решил встретить смерть с высоко поднятой головой. Но решимость подвела его в самый последний момент, и он позволил себе закрыть глаза. В тоже мгновение он почувствовал, как кто-то прижимает его к своей груди, и потом раздался взрыв. Почему-то звук получился глухим, как если бы юношу отделяла от всего толща воды. Взрывная волна также не задела Фантомхайва, не говоря уже об обломках здания, он остался невредим, и только сильные руки, сжимавшие его тело, и чья-то грудь, к которой была прижата голова юноши, напоминали Фантомхайву о реальности, в которой ему посчастливилось остаться. К моменту, когда наступила тишина, Сиэль понял, что его спаситель – не Себастьян. Стоявший рядом излучал какую-то странную приятную прохладу, в то время как демон, подобно пушистому коту, всегда излучал тепло, которого могло хватить, чтобы согреться даже в самый холодный зимний вечер, просто прижавшись к этому источнику тепла. Граф тихонько пошевелился, и, вопреки ожиданиям, руки, державшие его, мгновенно исчезли, а крылья, которые плотным занавесом окружали юношу, разомкнулись, позволяя ему отойти.
- Юный господин! – донесся до Фантомхайва взволнованный голос дворецкого.
- «Он жив!» - с облегчением подумал демон.
Сиэль тоже обрадовался, когда понял, что Себастьян жив, но не смог оторвать взгляд от ангела, который постепенно прятал крылья за своей спиной. Горящие обломки давали достаточно света, чтобы можно было рассмотреть лицо, и юноша мгновенно узнал его обладателя.
- Эбберлайн?!

URL
2011-02-11 в 14:12 

MeramedA
...мы идём оставляя следы - колею в ни куда не откуда...
Автору большущий "респект" за такую интересную историю...
С нетерпением буду ждать проду)))
И очень надеюсь ,что Вы её не забросите!

2011-02-11 в 14:18 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
MeramedA
Спасибо, рада, что вам понравилось)
обожаю бабочек)
Не брошу, это точно! Как только с курсовой разберусь, так и сяду вплотную, ведь так много задумано на следующие главы) упс! болтунья

URL
2011-02-16 в 16:23 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Классно.. просто потрясающе.

2011-02-16 в 18:25 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
Мэлис Крэш
Спасибо, мне особенно приятно слышать это от тебя :dance2:
читать дальше

URL
2011-02-16 в 19:15 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
minerva13
Эй, я не вредная... и не слишком сладкая

2011-02-16 в 20:02 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
Мэлис Крэш
Эй, я не вредная... и не слишком сладкая ну уж нет, фики твои как конфеты, которые хочется есть и есть, есть и есть :tort:

URL
2011-02-16 в 20:09 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Но они без сахарных соплей, мне казалось...

2011-02-16 в 21:50 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
о, это точно, особенно если вспомнить немного времени для слёз)
я просто имела в виду, что для меня, как для той еще сластёны, они как конфеты - радость одним словом))

URL
2011-02-16 в 22:10 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
minerva13
Благодарю.

2011-02-16 в 22:12 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
Мэлис Крэш
Это тебе спасибо)

URL
2011-07-19 в 19:50 

MeramedA
...мы идём оставляя следы - колею в ни куда не откуда...
Ах! А Когда же прода?
Давно ничего не боло(((

2011-07-20 в 22:52 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
MeramedA прода есть, но по странному стечению обстоятельств тетрадь с текстом осталась в другом городе, поэтому только в сентябре смогу перепечататьи и выложить((( попродую востановить раньше и если ничего не забуду, то выложу как только смогу...
простите :bricks:
читать дальше

URL
2011-09-28 в 07:23 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
minerva13, а сентябрьуже того. кончается... надеюсь, тетрадь не потерялась?

2011-10-03 в 19:32 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
Мэлис Крэш тетрадь только на днях привезли и, прочитав написанное, ужаснулась, перечитала, села переписывать.....сори, задержу((

URL
2011-10-03 в 19:55 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Ждем.

2011-10-03 в 20:07 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
Мэлис Крэш постараюсь оправдать ожидания))

URL
2011-10-03 в 20:26 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Надеюсь, у вас найдется минутка и на мое творчество)

2011-10-06 в 21:09 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
Мэлис Крэш я всё надеюсь на продолжение "Сон на двоих" и "Журавлика", и "Убей меня"..и..ой, я так много хочу, что даже как-то неудобно))) но правда очень хочется..... :shuffle2:

URL
2011-10-06 в 21:10 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Я заканчиваю "Янтраь", что буду писать потом - пока не знаю.

2011-10-06 в 21:58 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
Мэлис Крэш честно говоря пока не читала потому комменты там и отсутствуют, пока, взялась перечитывать по 3му разу "Немного времени для слёз" и каждый раз, как в первый! плачу и радуюсь, смеюсь и печалюсь...всё же это шедевр!

Надеюсь, что это будет что-то из перечисленного мною выше))

URL
2011-10-06 в 22:03 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Сон-то малост ьпродолжался с новым соавтором...

2011-10-06 в 22:12 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
Мэлис Крэш а как же сладкое слово "ещё!!!")) ?

URL
2011-10-06 в 22:20 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
у нового соавтораа ремонт.

2011-10-06 в 22:29 

minerva13
Для кого-то жизнь - это полосы, а для меня снежный барс - белый и пушистый.
Мэлис Крэш :weep2: остаётся только героически ждать...не знаю, есть ли смысл спрашивать про Журавлика, у тебя вроде тогда еще интерес к нему пропал, кажется? но я-то всё равно надеюсь))

URL
   

Рутина - как паутина.

главная